Спортивные игры мира
На велосипеде по Франции 10 На берегу Океана

 

На берегу Океана

На набережной Сабль д'Олонь Город Сабль д'Олонь (Les Sables-d'Olonne) тоже подарили нам Марсель и Мария-Тереза. В наших первоначальных планах его не было, но при отъезде из Кюссе Марсель дал нам телефон своего друга Клода Г. и сказал, что он нас ждет. В отличие от Ла-Рошели, которая спрятана в глубине залива да еще прикрыта снаружи длинным островом Иль де Ре, Сабль д'Олонь расположен на части побережья, выступающей крутой дугой в океан, в ста километрах южнее устья Луары. Город основан в 1218 году на месте старинного аббатства Orbestier. "Les Sables" по-французски значит "Пески". Название произошло от прекрасных песчаных пляжей на берегу океана, вдоль которых мы ехали весь следующий день. День был воскресный, солнечный. Жара умерялась дыханием близкого океана. Дорога наша, пока огибала широкой дугой залив севернее Ла-Рошели, была совсем пустой, как и полагается обычной сельской дороге, но дальше, по мере приближения к городку L'Aigullion, расположенному в устье речки Lay, машин становилось все больше, пока они не выстроились в неподвижную бесконечную колонну. Машины дисциплинированно стояли в один ряд, никто не пытался прорваться по встречной полосе (хотя встречного движения почти не было), никто не загораживал наш законный один метр дороги вдоль бровки, так что мы не снижая скорости катили мимо этих бедолаг. А они не нервничали и не злобствовали, кричали нам приветы, шутки и даже предлагали выпить пива. Странный народ - подумал я - время двенадцатый час, они еще торчат в этой пробке, когда же они собираются отдыхать, если еще и назад так же вот добираться надо! Проехав несколько километров вдоль колонны, мы увидели, наконец, куда весь этот народ стремился. В устье реки, сколько видел глаз, стояли яхты, а вдоль берега был сплошной парк со спортивными площадками и увеселительными заведениями. Шумная и веселая толпа людей и машин заполняла все это пространство, но мы проехали сквозь этот праздник дальше на запад.

Отдых на берегу океана После L'Aigullion'а дорога идет вдоль берега. От океана она отделена просторным сосновым лесом, солнце наполняет его густым ароматом смолы и хвои, расположенные в лесу нарядные дачные поселки отгорожены высокими заборами из металлической сетки, но между ними есть проезды к берегу по песчаным дорогам, засыпанным сосновыми иглами, и пляжи открыты для всех. На одном таком пляже мы и обедали, прислонив велосипеды к огромным, нагроможденным друг на дружку камням, в которые, наверно, бьются волны в ненастные осенние ночи. Но в солнечный летний день в отлив от этих камней до воды так далеко, что мы ходили купаться по очереди, не решившись оставить свое хозяйство без присмотра.

Удивительно, что народу совсем мало на пляже, в пределах видимости (а видно на километр-другой в каждую сторону) два десятка человек. Хотя берег густо заселен, по пути к пляжу мы пересекли нечто вроде санатория - просторно разбросанные среди сосен группы строений. Заблудившись в лабиринте асфальтовых дорожек, выскочили в элегантный внутренний дворик, окруженный верандами с цветами, люди сидели за столиками кафе, гуляли. А на пляже пусто! Средних лет мужчина запускал воздушного змея на двух тягах. Змей маневрировал в воздухе, как спортивный самолет, делал "бочки" и "мертвые петли", пикировал к самой кромке воды и снова взмывал в небо. У меня шея заболела смотреть, как лихо он крутится, я бы тоже хотел попробовать порулить, жаль, что не купил такую штуку для внука.

Весь этот день наша дорога шла вдоль побережья, и весь день нас окружал нескончаемый праздник. Щиты по сторонам дороги оповещали, что на этой неделе проводится фестиваль местных вин, а также выставка-продажа кальвадоса3. Через каждые несколько километров у дороги попадались украшенные цветами и рекламными плакатами прилавки с вином. Сережа очень хотел купить бутылку для Клода, но цены кусались. Когда я представлял себе эту дорогу зимой в Казани, мне казалось, что вокруг будет простор, а в левом глазу все время будет океан, так что я в воображении даже ощущал левой щекой его прохладное дыхание. На самом деле вокруг нас был лес на невысоких холмах, а близость океана грубо и зримо проявлялась в двойных ценах в многочисленных торговых точках.

Клоду я звонил из Ла-Рошели и обещал быть в воскресение к вечеру. Напрямую это около ста километров - наш обычный дневной пробег и поэтому с утра не торопились, но к вечеру, как обычно, приходится упираться. Тело уже просит пощады, а дорога все не кончается. Перед городом не крутой, но длинный подъем по широкой и прямой просеке к просторно построенному двухэтажному пригороду. И, наконец, уже часов в семь вечера шумный и тесный с кривыми улицами и плотным движением курортный центр Сабль д'Олонь.

Марселя в Кюссе мы нашли довольно просто. Здесь же на информационном щите нужного нам названия не оказалось. Ладно, попытаемся найти какой-нибудь туристический офис, у них всегда есть план города, чем-нибудь помогут. И вот тут мы потерпели полную неудачу. Мы тщетно метались по этим празднично красивым улицам, но ни нужного нам адреса, ни туристских офисов, ни даже океана нигде не было. Время шло, до темноты оставалось совсем немного, я начал приходить в отчаяние. И опять в булочной на углу, как и в Ла-Рошели, откликнулась покупательница - средних лет женщина в брюках и больших башмаках (хотя спрашивал я девушку за прилавком!). Сначала она попыталась объяснить нам, куда мы должны ехать, показывая направление жестами. Я взялся записывать названия, их было много, она, видимо, поняла, что мы неизбежно запутаемся, положила купленную булку в корзину на руле своего велосипеда и показала нам рукой, чтобы мы следовали за ней. Вот это другое дело - ехать за лидером и не о чем не думать. Однако удержаться за нашей спасительницей было не так-то просто.

Я каждый раз заново удивляюсь, как быстро они ездят по городской толкучке. В Париже как-то с сыном, еще вовсе не зная порядков, попытались мы для страховки пристроиться за хрупкой девчушкой на "женском" велосипеде, так это была гонка на измор! В Мюнхене к нашей замявшейся в нерешительности на перекрестке троице подъехали старичок со старушкой, божьи одуванчики, совершающие воскресный моцион на купленных в молодости велосипедах, - не могут ли они чем-нибудь помочь молодым людям? (мне тогда до пенсии еще целых три года было). Сначала они тоже пытались что-то объяснять на словах, а потом бабушка поехала вперед, сделав нам рукой приглашающий жест. Мы мчались за этой бабулей с полным напряжением сил, стараясь не отставать, чуть ли не через пол города, но зато по каким же красивым местам она нас провезла, ни разу не выскочив на шумные машинные магистрали. Реклама утверждает, что в Мюнхене больше ста километров велодорожек. Те, что показала нам эта пожилая женщина - прекрасны.

Женщина привела нас на безлюдную двухэтажную улицу, остановилась у двери дома. Узкий тротуар, дверь прямо в серой стене. Она вынесла карту города, нашла на ней наш адрес, обвела это место ручкой. "Это Вам, у меня есть еще одна такая же карта" - то есть она побеспокоилась даже о том, чтобы нам не было неудобно ее подарок взять. Я не знаю, как бы мы нашли это место сами, потому что оно оказалось вовсе и не в городе, а на краю пригородного поселка Олонь сур Мер (Olonne sur Mer). Надо было выбраться на прямую, как широкая линейка улицу Франсуа Миттерана и с нее уже за городом свернуть между одноэтажными домиками с палисадниками, как где-нибудь на окраине Жмеринки. И даже на этой улице в первом палисаднике собралось целое совещание, прежде чем выяснилось, что наша улица здесь, в пятидесяти метрах за вторым поворотом.

Мы с Клодом Г* перед его домом Когда собираешься встретиться с совершенно незнакомым человеком, то невольно пытаешься представить его заранее. Велосипедиста француза Клода Г. я представлял себе стройным, длиннолицым, средних лет человеком, почему-то в узких брюках и берете. Однако у входа в отдельно стоящий белый особнячок с мезонином нас встречал коренастый коротыш с крупным татарским лицом под густо седыми волосами в длинной ниже живота футболке и трусах до колен. После первых приветствий он окинул нас оценивающим взглядом и скомандовал (по-английски): "Грязное белье - в стиральную машину, сами - в ванну, а я пока соберу на стол".

Наш путь из гаража, где мы разгружали наши велосипеды, в ванну, расположенную на втором этаже рядом со спальнями, проходил мимо открытой двери гостиной, и как только мы оказались у этой двери, Клод потащил нас внутрь, к столу. Ему не терпелось показать нам разложенные на столе свежие газеты. Он возбужденно тыкал пальцем в крупные аншлаги на первых страницах и повторял: "Курск, здесь все про Курск, ваша подводная лодка утонула!" Он явно был взволнован этим известием и хотел скорее поделиться им с нами. Но мы, видимо, не оправдали его ожиданий, не стали расспрашивать подробностей напечатанного в газетах, и спокойно пошли мыться. Еще в ванной я пережевывал про себя слова Клода и успокоительно думал: "ерунда это какая-то, в Курске нет никакого моря, ничего утонуть там не может. Что-то они путают". И все, больше мы об этом не вспоминали. Сработала психологическая защита. На время похода мы полностью отключились от дома, никакие события там для нас не происходили, все они произойдут потом, когда мы вернемся и снова включимся в ту, свою обычную жизнь. Только когда я сел рядом со Славой в его резвую конягу "Ауди" и мы выехали за Шереметьевскую "таможню", где берут деньги просто за проезд к аэропорту (одна из вершин Российской обдираловки!), в первую минуту, когда я почувствовал себя снова дома, я спросил Славу: "Ну, что у нас здесь нового". И от Шереметьева до Медведкова мы впитывали в себя печальные подробности трагедии "Курска".

Когда мы вернулись из ванной в чистых мятых рубашках, стол в гостиной был уже накрыт. Мы, было, направились к столу, но Клод замахал руками и сказал, что сначала полагается аперитив. И мы отправились на кухню готовить аперитив. Кухня у Клода метров двадцать с большим окном в сад, вдоль одной стены сплошной стол с раковиной из нержавейки и плитой наполовину электрической, наполовину газовой. Никаких чудес вроде посудомоечной машины, даже микроволновой печки нет. Клод достал из шкафчика над столом красивую бутылку с таким ностальгически знакомым названием на этикетке, будто мы снова попали в один из столько раз читанных и с завистью пережитых романов Ремарка или старика Хэма. Он налил из нее чуть не до половины в чайные стаканы, разбавил на треть содовой из пластикового баллона совсем так, как делали это "они" в романах. И теперь надо было, как я помню, продолжая начатый разговор, тут же на кухне смаковать потихоньку божественный напиток, густо подмешивая к своим запоздалым впечатлениям сладкие литературные воспоминания молодости. Сощурившись от предвкушаемого удовольствия, я понюхал содержимое моего стакана, отпил глоток. Как красиво "они" наслаждались этим коктейлем в своих милых ресторанчиках книжной Европы. Какой грубой и неинтересной показалась мне эта вонючая смесь анисовой водки с газировкой на кухне моего нового друга. На голодный желудок, после долгого дня езды по жаре! Будет стоять в желудке как железная вилка, развезет сразу. Я еще раз отхлебнул глоток - уж больно красивая и славная этикетка была на бутылке. Брр!!! Нет! Неудобно, конечно, огорчать хозяина, он с таким энтузиазмом нам все это наливал. Приготовил, наверно, заранее, смакуя про себя, как обрадует гостей.

Но хозяин, как минимум, не подал виду, что его задел мой отказ, ни секунды не колеблясь, он выплеснул содержимое моего стакана в раковину. Вся сцена не заняла и минуты, а между тем для меня это было эпохальное событие - в кои веки раз, да на таком высоком международном уровне, я поставил свое маленькое индивидуальное "хочу" выше воспитанного с детства "должен". Я предал русскую славу самых крутых пьяниц в мире (оспариваемую, как известно, англичанами), я пренебрег от чистого сердца предложенным угощением друга. Трудно быть самим собой в этом взаимосвязанном мире.

Вернулись в гостиную, где по нас скучал накрытый стол, но Клод опять спохватился, что на столе только красное вино, а к рыбному ужину, конечно нужно белое. Не помню, была ли на столе собственно рыба, наверно, была, но все эти дни Клод удивлял нас разнообразными продуктами моря. И в этот первый раз нас ждали свежие (живые!) устрицы. Живые устрицы под легкое белое вино! Не ждите от меня восторгов, не гурман я и не гастроном. Я, конечно, люблю посидеть за хорошо обставленным столом, но французское белое, на мой взгляд, посредственно, а немного говорящий по-английски Клод занимал мое внимание гораздо больше безгласных устриц. Конечно, мы высказали ему все восторги по поводу такой экзотики, на какие только хватило нашего словарного запаса. Это действительно было очень любопытно и пикантно.

Как и у Марселя, мы пробыли у Клода два дня: весь следующий понедельник и половину вторника. Он сразу, еще по телефону, предупредил, что должен будет уехать во вторник по делам. Да и для нас такой срок был оптимальным - трудно дольше чувствовать себя нахлебником. Все это время он ухаживал за нами, кормил, поил, возил показывать город, помогал чинить велосипеды. Он был заботливым и нежным хозяином, этот одинокий пожилой человек с грубой внешностью. И мне очень жаль, что я практически ничего о нем не знаю. Наш с ним английский не позволял уходить далеко от самых простых тем, и я так и не понял, кем же он все-таки плавал на кораблях. И какая у него семья (Мария-Тереза сказала, что он живет один). И кто та женщина, что помогала ему на кухне в первый вечер.

В доме Клода просторный первый этаж с гаражом, мастерской, кладовками, кухней, гостиной, туалетом, и две или три спальни на втором этаже. Дом расположен в пригородном поселке Olonne sur Mer, что значит Олонь на море, и все эти дни прошли под знаком океана.

На набережной у маяка На следующий после приезда день после обычного для французов скудного завтрака - булка с маслом и бадейка кофе, Клод повез нас на своем новеньком минивэне в город на набережную. Позже, осматривая город самостоятельно, мы убедились, что это действительно самое замечательное место. Город живет морем - отдыхом и туризмом, никакой промышленности нет и в помине. Самые красивые дома - на вытянутой вдоль пляжа набережной. Узкие нарядные улочки ведут от нее к центральной площади и проспекту с магазинами и официальными учреждениями.

Меня очень удивило, что в этом достаточно большом городе насчитывается всего шестнадцать тысяч местных жителей, так что, видимо, большинство этих прекрасных зданий рассчитаны на приезжих (как же пусто здесь, наверно, в ноябре!) Город обращен лицом к океану, за его спиной огромный Евро-Азиатский материк - самая большая на Земле земля, а он на самом западном краешке, на самом берегу выдвинутого в океан мыса, первым встречает ветры с океана и последним провожает уходящее в воду солнце. Вдоль набережной расположены, в основном, отели - очень нарядные и разнообразные по стилю здания от четырех до 14-15 этажей, на тротуарах пальмы в деревянных ящиках, полно всяких киосков и лавочек вроде табачных и газетных, но серьезные магазины в глубине города. На шести километрах набережной я насчитал семь разных ее названий: от "променада маршала Жоффра" (герой первой мировой войны) на северном конце у канала до "променада Эдуарда Эррио" на южном конце, причем самый длинный участок вежливо уступили заморскому соседу: "бульвар президента Дж.Ф.Кеннеди".

Набережная Сабль д'Олонь На набережной, как и везде во французских городах, много машин, но здесь еще и многолюдно. Публика самая разнообразная: и старушки пенсионерки в юбках или длинных брюках с авоськами и молодые ребята с большими овальной формы досками-серферами для катания на прибойных волнах, которые они носят в специальных рюкзаках за спиной. Все, конечно, ярко фирменное: фирменные доски, расписанные фирменной символикой, специальные, только для этих досок мода нынешнего сезона - рюкзаки. Многие гуляют семьями, с детишками всех возрастов. Поражает разнообразие типов людей. Пройдя по набережной Сабль д'Олонь, я бы затруднился сказать, каковы общие черты внешности французов. Тут и бородатые гиганты и лысые карлики и белокурые брунгильды и чернявые дюймовочки. На пляже все в купальниках, как у нас, никаких вольностей вроде "топлес", а в двух метрах от песка, на плитках набережной все уже одеты по-городскому, как минимум в шортах и безрукавках.

Океан дышит, приливы здесь до семи метров высотой. Во время прилива от пляжа остается узкая полоса песка с пристроенными прямо под стеной набережной полотняными лабиринтами кабинок. Мы так и не разобрались со статусом этих кабинок - то ли они чьи-то и надо платить, чтобы в них переодеться, то ли - кто раньше займет. А просто так, как в Германии, на виду у всех, вроде, никто не переодевается, нравы не слишком вольные. В отлив море уходит на полкилометра в сторону Америки, и по концам пляжа обнажается скальное дно - обширные лобастые пространства мокрого губчатого камня, усеянные мелкими лужами, галькой, водорослями и всякой мелкой морской живностью. Люди бродят там и что-то собирают.

Южная часть пляжа отделена большим щитом с предупреждением, что дальше простым купальщикам заходить запрещено - там зона катания на серферах. Вдоль всего пляжа довольно высокая прибойная волна. Зайдешь в воду по грудь, и тут катится на тебя пенный вал. Кажется - смешает с песком и выбросит на берег. Может быть, и испугался бы, но, видя, как с визгом бросаются в набегающую волну подростки-девчонки, ждешь ее с нарастающим восторгом. Она - легкая и веселая, эта пенистая громада, подхватывает, щекочет пузырьками воздуха, плавно переносит на несколько шагов назад и ласково ставит на дно. Курорт - одним словом.

А здесь, в зоне катания, волны выше и круче. Парни в гидрокостюмах и спасжилетах (хотя, на мой взгляд, обстановка здесь не сильно суровее, чем на общем пляже) заплывают метров на сто от берега, где волна только начинает подниматься, выбегая с глубины на прибрежную мель. Встают на доску, стараясь попасть на обращенный к берегу скат формирующейся волны, и катятся по нему, как с горки. Волна бежит к берегу все быстрей, все круче склон, а они несутся вниз по скату, оставаясь все время на верху волны, там, где закипает пенный, опрокидывающийся вперед гребень. Самый восторг, когда сломившийся гребень накрывает храбреца сверху с головой - продержаться последние мгновения, пока доска не уйдет носом в пену и потеряет плавучесть. Конечно, тут не Гавайи, гребень волны падает не с самого неба, как там, а едва накрывает голову. Но желающих прокатиться много, и много на набережной ребят с досками за плечами и весьма гордым видом. Видимо, это развлечение имеет здесь высокий статус, и те, кто могут оседлать волну - короли.

Сзади - Атлантический океан А с другой, с северной стороны, пляж кончается выступающим в море скалистым мысом, по которому до самого дальнего конца проложен бетонный акведук с одинокой фигурой маяка вдалеке. Вот на этот-то мыс и привез нас Клод с самого начала. Теперь я его понимаю, он хотел начать с самого интересного. Но мы не были готовы к этому. Как если бы на пиру вам подали первым без предупреждения самое вкусное блюдо. Поэтому при первом посещении мы осмотрели все это достаточно равнодушно. Старинную крепость из серого камня, нацеленную в море пушку, небольшой храм у самого откоса, пустынное по утру море.

Больший интерес вызвал морской рынок, овальное двухэтажное здание на берегу канала, снаружи похожее на дворец спорта. А внутри на всем этом огромном пространстве торговали добытым в море. У меня не сохранилось в памяти почти никаких подробностей, так велик был рынок, и так много всего там было. Помню только, что собственно рыба, от маленьких как пятирублевые монетки золотых "карасиков" до кусков на крючьях, как в мясном ряду, составляла малую часть этого изобилия. Чистые полы, ярко освещенные витрины, морские коньки, креветки, осьминоги, водоросли, крабы, черви и еще множество такого, чему я просто не знаю названия. Пока мы с открытыми ртами дивились всему этому буйству красок, Клод купил за шестнадцать франков килограмм ракушек, похожих на черноморские мидии (называются l'huitre), и с этой добычей мы отправились домой готовить обед. По правде говоря, эти ракушки не очень то мне понравились. По вкусу они мне показались похожими на плохо посоленные старые лопухастые грибы "волнушки". Зато понравилось, как их едят. Я, было, начал выковыривать содержимое двустворчатой раковины вилкой, но сморю, Клод первую же опустошенную раковину взял в руку как пинцет, схватил содержимое следующей ракушки этим пинцетом, как ворона клювом, и отправил в рот. Смешно и удобно. И я, конечно, так же стал делать, жалко, внука со мной не было, ему бы понравилось. Сереже, по крайней мере, понравилось тоже.

Мы уезжали от Клода на следующий день, во вторник. Накануне вечером взялись обсуждать наши планы. Я, было, заикнулся, что мы не прочь прожить здесь еще день-другой, но Клод вспыхнул и забормотал смущенно, что он завтра должен ехать по делам. Мы знали об этом, но про себя в тайне немного надеялись, что он уедет и оставит нас тут одних. Но, увидев его смущение, я сразу же уверенно сказал, что в наших планах как раз отъезд завтра утром.

Вечер прошел за изучением карт и составлением маршрута. Клод достал из своих запасов двухкилометровки всего нашего обратного пути. У меня слабость к картам. Обладать картой, это уже значит иметь ключ к этой земле. А тут подробнейшие топографические двухкилометровки, на которых, кажется, каждый дорожный столб нарисован! На самом деле, это только кажется. Как безнадежно потом с этими картами не могли мы найти моста через Луару или дорогу на Версаль (автострада - пожалуйста, но нам то нужна объездная).

Сережа что-то еще бубнил про Бордо и Ла-Манш - собирались же мы сначала еще заглянуть на "Английский канал" - но я уже всеми помыслами стремился домой. Домой! Я как резинкой привязан к дому, чем дальше уезжаю, тем сильнее тянет назад. Последние дни перед Ла-Рошелью мне уже героическим усилием приходилось заставлять себя выкладывать силы на удаление от дома, организм не хотел их отдавать, он их припас на обратный путь. И вот теперь каждый оборот педалей, каждый пройденный подъем и спуск, будут приближать нас к Парижу, к аэропорту Шарль де Голль, к дому. Я не желал обсуждать больше никаких вариантов, кроме кратчайшего пути назад.

Озадачили компьютер. У Клода в компьютере карта мира. Можно вызвать на экран всю Францию сразу, а можно вырезать мышкой нужный район и увеличить его на весь экран, так что отдельные улицы в городе разобрать можно. Рассчитал нам компьютер по этой карте оптимальный маршрут на заданные ему семь дней и распечатал в цвете с подробной картой и расчасовкой по дням. Очень нам эта услуга понравилась и, приехав в Казань, Сережа вскоре купил такой компакт диск у нас на Чеховском рынке. С торжеством загрузили мы его в компьютер, нажали на Францию - есть Франция! Выделили маленький кусочек с Парижем, увеличили во весь экран - пожалуйста, вот вам сад Тюильри, вот проспект Италия, по которому начинали мы путь к Орлеану. Очень удобно! Теперь давай Россию. Вот вся европейская часть вытянулась поперек экрана. Вырезали кусочек с Казанью, раскрыли на весь экран. Однако, можно было и не раскрывать - пустое поле с сиротливыми полосками Московской да Челнинской дорог - вот и вся информация о нашем городе у краденой карты. Свою надо делать.

Компьютер проложил нам маршрут на север до Луары и потом вверх по реке до Орлеана, где и замкнул его на наш первоначальный путь. Таким образом, мы должны были проехать вдоль почти всей этой самой большой реки Франции, французской Волги. Утром пришли посмотреть на нас соседи Клода. Пожилой летчик немного говорил по-английски, осторожно расспрашивал нас о том, о сем, и потом они обсуждали потихоньку наши ответы между собой. И у них тоже наибольшее оживление вызвал вопрос о том, где мы будем ночевать. Мой обычный ответ: "где Бог пошлет" - вызвал удивленные восклицания и покачивание головами. Летчик давал нам свои советы, как проехать удобней и короче. В одном все сходились - сначала надо ехать прямо на север к Нанту (Nants) и от него уже по Луаре. И только уже дома через полгода, зимой, когда забылась мучившая на маршруте тяга на родину, я схватился за голову в досаде - такие места пропустили! На карте нарисована желтая, а местами и белая-сельская дорога прямо по берегу океана до самого устья Луары. Можно было переехать на правый берег реки по трехкилометровому мосту через губу. Провести хотя бы еще одну ночь на краю земли. Заехав так далеко, в такие чудные места, зачем было торопиться домой?

У Клода в гараже прекрасная мастерская, полно всяких специальных приспособлений и инструментов для починки велосипеда, каких я никогда и не видел. Чувствуется, что он в этом деле мастер. Я уж не говорю о трех стоявших там велосипедах. Видимо, Клод однолюб, все машины были разного возраста, но одного типа - легкодорожные. Колеса 622*32 со сменными камерами и покрышками, но без щитков, три ведущие шестеренки и пять-семь - сзади, тормоза на раме, кривой руль. Внешне, по конструкции и пропорциям почти как наш "Турист", но по технологии, по качеству - пятьдесят лет разницы. Стоял у стенки и простой "дорожник", но модных нынче толстошинных "маунтин байков" - не видел.

Посмотрев, как я мучаюсь, пытаясь свернуть с барабана внешнюю шестеренку (14 зубов), Клод тут же принес рычаг с куском цепи - надеваешь цепь на шестеренку и свинчиваешь почти без усилия. Я всю дорогу мучился с тормозами. Резиновые колодки высохли и при нажатии издавали ужасный визг, так что стыдно было тормозить на улицах. Я подобрал на дороге куски протекторов от шин грузовика - их немало валяется на обочинах (чего в Германии я не встречал никогда). И теперь на глазах у Клода я взялся вырезать из этой резины новые тормозные колодки. Я уверен, что получилось бы нормально, плотная черная резина протектора очень хороша для тормозов. Но Клод, конечно, не выдержал этой картины и принес из своих запасов фирменные итальянские колодки из компаунда. Причем все это происходило постепенно: я взялся вырезать первую замену - и он принес первую колодку. Я закрепил ее в гнезде тормоза и снова взялся за тот же кусок протектора:и так до последней четвертой итальянской колодки.

С починкой провозились почти до полудня. Сложили в сумки разбросанные вещи, примус, бензин. Сразу налили воду в бутылки, чтобы потом не искать. Клод принес с кухни пакет с бутербродами в дорогу. Но оказалось, что это еще не все. Оказывается, здесь нам тоже будут дарить подарки. Подруга Клода торжественно вносит два пакета с вещами. Это форма местного велосипедного клуба: майка и настоящие трусы-велосипедки до колен с толстым, простеганным под седло задом. Все в обтяжку, чтобы не парусило, из двойного, плотного трикотажа, ярко голубое с черными полосами и эмблемами клуба. Мы очень тронуты. Я рад еще и тому, что все это не совсем новое, second hand (хотя, конечно, тщательно постиранное и отглаженное), значит, не стоило хозяевам больших денег - любовь в чистом виде. Переодеваемся в дареное, смотримся в зеркало, шумно благодарим хозяев. Последние снимки на прощание перед домом. Сережа в новой форме смотрится на них очень браво, как участник "Тур де Франс", на мне она как на корове седло.

Поселок Олонь сур Мер расположен к северу от города, и мы могли бы сразу направиться по дороге к Нанту. Но, слава Богу, хватило ума вернуться и еще раз попрощаться с океаном. Еще раз приехали в город, еще раз прошлись по нарядной набережной, расцвеченной пальмами, флагами, беззаботной публикой. Сережа еще раз искупался в прибойных волнах. Потом была моя очередь. Я разделся, пересек весь обширный на отливе пляж, постоял у кромки воды - солнце светит как-то немного приглушенно, от мелких брызг, приносимых бризом, по коже мурашки, в воду лезть не хочется. И где-то еще потом переодеваться надо будет. Постоял я, посмотрел, как детишки резвятся в набегающих волнах, да и повернул назад.

И, наконец, теперь уже на прощание, мы снова выехали к храму на северном мысе. Еще с того раза, когда мы были здесь с Клодом, меня очень привлекал маяк на самой оконечности мыса, выдвинутого в океан. Но по моим советским представлениям маяк, да и ведущий к нему километровый виадук непременно должны быть особо охраняемыми объектами, замотанными колючей проволокой и обвешанными табличками: "не подходи - убьет!". И в первый раз я даже не решился спросить Клода, нельзя ли как-нибудь туда попасть. Но и новый французский опыт чему-то нас уже научил - что не запрещено, то можно. По виадуку от маяка кто-то шел, даже с велосипедом. И нигде не видно было никаких заграждений. Пошли и мы, а потом сели и поехали. Около маяка пришлось стащить велосипеды по лестнице на себе. На маленьком балкончике, идущем по кругу вдоль стены маяка высоко над морем, прогуливалось несколько человек: молодая семья с ребенком, парень восточной внешности с фотоаппаратом. Прошлись по кругу и мы.

И вот здесь на узком балкончике между небом и океаном я вдруг понял, что это и есть то самое место, к которому я столько лет собирался и столько дней ехал, точка встречи с Океаном, точка свершения, исполнения желания. Но и она же - точка прощания. Наш поход окончен. Это был поход на запад. Жизнь нашу освещала цель, и лихорадил срок. Теперь эта жизнь кончилась, осталось возвращение домой. Не хотелось уходить с этого места. Небо было безоблачно, но прекрасный яхтенный бриз нес с океана прохладу. Время было уже послеобеденное, морской простор перед городом был украшен множеством парусов. Рыболовные коротышки-сейнеры и прогулочные теплоходики бойко выбегали из внутреннего порта по каналу вдоль нашего мыса в море. Пообедали здесь же Клодовыми бутербродами, сфотографировались. Еще раз окунуться взглядом в эту умиротворяющую синь и в путь. Пора, дорога зовет.





http://old.kpfu.ru
Дополнительные сведения :
Книга Е.И.Филатова "На велосипеде по Европе". Казань, ЗАО "Новое знание", 2003.
Автор - старый турист, побывавший во многих местах Советского Союза, на склоне лет собрался посмотреть Западную Европу, выбрав для этого не самый обычный способ - самостоятельную поездку по странам на велосипеде.
В четырех путевых очерках изложены впечатления настоящего советского человека от личного знакомства с новой реальностью, нехитрые дорожные приключения и разнообразные мысли и сведения, приходившие в ничем незагруженную голову автора в то время, когда ноги его крутили педали, а глаза озирали живописные пейзажи Старого Континента.
В 2004 году вышло второе исправленное и дополненное издание этой книги.
Все, кого заинтересовала эта книга, можете обращаться по E-mail: mailto:Efilatov@ksu.ru


SportCanals.ru "Энциклопедия велотуризма"


просмотров: 744
Search Results from Ebay.US* DE* FR* UK
Search Results from «Озон» Спорт
 
Фредерик Делавье Анатомия силовых упражнений для мужчин и женщин Guide des mouvements de musculation
Анатомия силовых упражнений для мужчин и женщин
Книга получила всемирное признание и стала универсальным пособием не только для любителей силовых упражнений, но и для профессиональных опытных атлетов. В ней вы найдете подробное описание основных базовых силовых упражнений для развития мускулатуры, познакомитесь с последними достижениями в области совершенствования функциональных качеств организма и эстетики тела. Иллюстрации в сочетании с практическими рекомендациями позволят вам составить собственную программу тренировок. В новом, дополненном и переработанном, издании есть статьи, раскрывающие основанный на морфологии различных мышц подход к тренировкам, а также разделы, посвященные травмам, которые возможны при выполнении силовых упражнений....

Цена:
1899 руб

Павел Цацулин Система русских силовых тренировок Power to the People!
Система русских силовых тренировок
Павел Цацулин - культовая фигура силового фитнеса - знакомит нас с уникальными и действенными способами физических тренировок. Бывший инструктор советского спецназа, который привез в Америку традиционные русские методики тренировок, стал невероятно популярен и даже получил прозвище "король гирь". Его оригинальный курс силовой подготовки, растяжки и укрепления суставов оценивается экспертами как один из самых эффективных в мире. Упражнения Цацулина направлены на развитие силы, а не массы. Именно поэтому его методика так популярна среди спортсменов, которые выступают в определенных весовых категориях (единоборцев, пауэрлифтеров) или тех, кому лишний вес (даже мышечный) может скорее помешать - легкоатлетов, представителей игровых видов спорта. Большое внимание Павел уделяет технике выполнения упражнений, циклированию нагрузок, концентрации и особому дыханию. Попробуйте сами и убедитесь, что старая добрая штанга намного эффективнее современных навороченных тренажеров.  

"Если сравнивать силовую тренировку с автомобильными гонками, то обычную тренировку на наращивание мышечной массы можно представить как увеличение размера двигателя. Подход, описанный в книге "Система русских силовых тренировок", кардинально иной. Я научу вас техникам будущего, которые позволят выжимать больше лошадиных сил из того двигателя, который у вас уже есть. Дамам и атлетам, занимающимся такими видами спорта, в которых бодибилдинг не приветствуется, например, борьбой или гимнастикой, придется по душе та огромная сила, которую они смогут обрести, и при этом без необходимости покупать одежду больших размеров. А бодибилдеры наконец-то смогут найти достойное применение своим новым функциональным мышцам." Павел Цацулин...

Цена:
323 руб

Ден Бланк IQ в футболе. Как играют умные футболисты Soccer Iq: Things that Smart Players Do. Vol. 1 and Vol. 2
IQ в футболе. Как играют умные футболисты
Как научиться не бездумно бегать по полю, пиная мяч, а выстраивать стратегию и принимать по-настоящему умные игровые решения. Простым и доступным языком автор объясняет наиболее типичные ошибки, раскрывает основные концепции психологии футболистов и учит думать на поле.
Тем не менее это не просто книга теоретических советов для игроков. Она полна практических инструкций, которые будут полезны футболистам любого уровня: от новичков до профессионалов, от школьной команды до футбольного клуба. Несомненно, книга будет интересна и тренерам, они получат возможность взглянуть на футбол под новым углом - изучить психологию игрока и усовершенствовать свою тактику....

Цена:
329 руб

Пол "Тренер" Уэйд Тренировки без "железа" и тренажеров. Калистеника C-Mass: Calisthenics Mass: How to Maximize Muscle Growth Using
Тренировки без "железа" и тренажеров. Калистеника
Пол Уэйд провел девятнадцать лет в самых страшных и славящихся своей жестокостью тюрьмах США - "Ангола" и "Мэрион". Именно там, в отсутствие специального "железа" и тренажеров, он сформировал свою уникальную систему упражнений для быстрого развития физической силы и выносливости.
Методики, которые используют только упражнения с собственным весом, называют калистеникой. Тренировки атлетов должны быть подчинены особым правилам, чтобы не превратиться в банальный набор бессистемных и бессмысленных упражнений. Неправильная нагрузка может спровоцировать боли или неприятные ощущения в спине, плечах, локтях, коленях.
Пол Уэйд предлагает свою тренировочную систему, которая позволяет не только быстро нарастить мышечную массу, подчеркнуть рельеф мускулатуры, но и обрести настоящую силу, великолепную гибкость и растяжку. Его система одинаково эффективна для различных типов фигуры и уровня метаболизма и не зависит от уровня подготовки....

Цена:
335 руб

Анастасия Полетаева Скандинавская ходьба. Дневник тренировок, питания и достижений
Скандинавская ходьба. Дневник тренировок, питания и достижений
Этот дневник создан для всех любителей скандинавской ходьбы. Он поможет достигнуть запланированных целей и станет отличным мотиватором для самостоятельных занятий. Дневник подходит как для мужчин, так и для женщин, вне зависимости от возраста и уровня физической подготовки, и отражает взгляд автора на скандинавскую ходьбу как на универсальный вид движения, приносящий радость и видимые результаты для здоровья....

Цена:
101 руб

В. Н. Селуянов Технология оздоровительной физической культуры
Технология оздоровительной физической культуры
В книге приведены результаты теоретических исследований, позволивших объяснить ход оздоровительных процессов при занятиях уже известными видами упражнений, а также разработать наиболее эффективные средства и методы оздоровления, которые получили название как оздоровительная система ИЗОТОН.
Автор дает объяснения, почему надо делать те или иные упражнения, приводит примерные комплексы оздоровительных упражнений, соответствующие целям тренировки, а также режимы питания, методы контроля состояния организма человека.

Книга предназначена для инструкторов физической культуры, работников фитнес и аэробик студий, студентов учебных заведений физической культуры и спорта....

Цена:
809 руб

Боб Андерсон Растяжка для поддержания гибкости мышц и суставов
Растяжка для поддержания гибкости мышц и суставов
Растягивание является важнейшим звеном, связывающим пассивное и активное состояния вашего тела. Этот вид физической нагрузки поддерживает гибкость мышц, подготавливая вас к движению и помогая без чрезмерного напряжения переходить от бездеятельности к энергичным действиям, что особенно важно при интенсивных физических нагрузках. Растягивание следует проводить в соответствии с вашей индивидуальной мышечной структурой, степенью гибкости и в зависимости от уровня испытываемого напряжения. Ключом к успеху являются регулярность и расслабление, медленное и вдумчивое выполнение упражнений. Насладитесь радостью движения. Добейтесь высшей степени физического совершенства. Обеспечьте себе действительно полнокровное существование.
...

Цена:
414 руб

Алексей Иванов Психология чемпиона. Работа спортсмена над собой
Психология чемпиона. Работа спортсмена над собой
Цена:
324 руб

Джон Кракауэр Эверест. Кому и за что мстит гора? Into Thin Air
Эверест. Кому и за что мстит гора?
Покорить Эверест – красивая мечта. И эта мечта продается. В марте 1996 года 19 альпинистов-любителей прилетают в Непал, чтобы за 65 000 долларов купить себе билет на вершину мира. Их маршрут идеально спланирован, каждого клиента страхует профессиональный проводник, а погода обещает комфортное восхождение. Однако… …Последнее слово всегда за горой. Там, на высоте 8 км над уровнем моря, в разреженном воздухе их мозг потеряет миллионы клеток, тело предательски ослабеет и даже самые опытные начнут совершать одну роковую ошибку за другой. Кто-то выживет, но навсегда останется с чувством вины, а кто-то расплатится за мечту и амбиции собственной жизнью. Самая страшная трагедия в истории Эвереста - от первого лица. Ранее книга выходила под названием "В разреженном воздухе"....

Цена:
279 руб

Дэнни Кавадло Чистая сила без тренажеров, диет и стимуляторов Strength Rules, How to Get Stronger Than Almost Anyone - And the Proven Plan to Make It Real
Чистая сила без тренажеров, диет и стимуляторов
Книгу Дэнни Кавадло, знаменитого воркаутера, невозможно проигнорировать. Если вы хотите стать по-настоящему сильным - не просто нарастить объем бицепса, а обрести универсальную силу - умение справляться с жизнью, твердо стоять на ногах, стать крепким физически и психически, - прочтите эту книгу!
Вам не нужны тренажеры и залы, в вашем распоряжении универсальный инструмент - собственное тело.
Метод Дэнни Кавадло базируется на минимализме и простоте: откажитесь от модных тренажеров, диет и стимуляторов, и нацельтесь на результат....

Цена:
394 руб


2007 Copyright © SportCanals.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Rambler's Top100 Яндекс цитирования