Велоспорт.

Дорога до Орлеана

Короткий отдых у дороги Только к обеду уже выехали мы в поле на загородную дорогу. Свернули на D191. Во Франции очень густая сеть автомобильных дорог. Скоростные дороги европейского значения маркированы буквой "E", и на карте показаны раздельной красно-желтой линией - это не для нас, велосипедистов туда не пускают, да и сам не захочешь в компании с этими бешенными машинами. Буквой "N" на указателях маркированы национальные дороги, на карте они нарисованы толстой красной, в редких случаях - желтой линией. По ним идут основные грузовые потоки. Они могут быть широкие, даже разделенные или же обычные, четырех или трехполосные, но на всех полно машин, огромных фургонов. На велосипеде по ним можно, но не очень приятно.

Вообще-то французские водители ездят очень осторожно, непривычно вежливо. На двухполосной дороге, сколько ни жмись к обочине, громоздкий вэн ни за что не пойдет на обгон, пока не освободится встречная полоса. Будет терпеливо пыхтеть сзади тормозами, никак не выражая своего недовольства. Непривычно это для русского человека, неловко как-то себя чувствуешь.

Следующие по уровню значимости - департаментские дороги, с буквой D перед номером. На карте в зависимости от напряженности движения они нарисованы красными, желтыми или совсем незакрашенными линиями. Хороши дороги желтые, еще лучше бесцветные. За редкими исключениями все они в прекрасном состоянии, с гладким покрытием и хорошей разметкой, хотя на иной подолгу не встречаешь ни одной машины.

Вот на такую желтую D191, уклоняющуюся к юго-западу в сторону Орлеана, мы и свернули с шумной красной N7, идущей прямиком на Лион. И поехали по холмам в тени старых деревьев, высаженных в два ряда вдоль дороги, навстречу освежающему ветру. Вот они - будни маршрута, ради которых забирались так далеко: гладкий асфальт, упругие педали, открытый горизонт - дорога без конца! Солнце, холмы, кукурузные поля (у края поля аккуратная табличка: Mais N..., видимо, сорт указан), маленький городок Ormoy.

Первый заход в Супермаркет (Super Marchet). Сережа отоваривается, я на лавочке у автобусной остановки пишу дневник - караулю велосипеды. У Сережи первое знакомство с загородным супермаркетом - сколько он всего приволок! Сидим и пьем холодное молоко из пакета с французской булкой (ba-gette) - роскошная жизнь!

Просушка вещей после дождя Заночевали на краю вспаханного поля, на опушке, отгороженные от дороги лесом. За лесом в низине мычали коровы, колокол отзванивал часы. После знойного дня небо немного затянуло, мягкие сумерки ласкают уставшие от солнца глаза. Первый раз сварили местные рожки - наш стандартный рацион на весь маршрут. С разнообразием при нашем подходе к питанию особенно-то не развернешься. Должно быть питательно, быстро и дешево. При таких жестких ограничениях остались рожки и рис в качестве гарнира и наполнителя желудка, а в качестве мяса - сардины в томате и сосиски в вакуумной упаковке, шесть франков за десяток, почти даром даже по нашим ценам (один франк - 4 рубля). Две с половиной сосиски с рожками в неограниченном количестве вечером, столько же под рисовый гарнир утром. Если рис замочить с вечера, то утром его надо только вскипятить, это занимает у Сережи 10 минут, еще через 10 - кипит чай. Конечно, к чаю всегда был сыр (прекрасного качества Имменталь, всего 30 франков за килограмм), масло, печенье, сахар. Мы не ограничивали себя в количестве, но в качестве - увы! Брали все только самое дешевое.

Во Франции огромный разброс цен на продукты. Булку хлеба можно купить за полтора франка, а можно за пятнадцать, черный - дороже! Цена сильно зависит от производителя. Банка консервированных ананасов европейской упаковки стоит впятеро дороже, чем совершенно такая же таиландская. В супермаркете дешевые продукты - на самых нижних, неудобных полках, пока выберешь что надо - накланяешься вдоволь. К тому же там обычно мощные кондиционеры, на полу лежит совсем холодный воздух. Заходишь из знойного дня в шортах и мокрой от пота майке и до дрожи замерзаешь в поисках двухфранковых алжирских сардин. Покупая все в супермаркетах, мы тратили в среднем пятьдесят франков (200 рублей) в день на двоих. На все расходы за 27 дней у меня ушло меньше 100 долларов, менее четверти стоимости билета на самолет.

В тот первый вечер на маршруте легли уже в темноте, наговорившись вволю за традиционной бутылкой сухого. У обоих в самом деле было чем похвастаться, и этот молчаливый чужой лес немало узнал о том, какие мы оба крутые путешественники, многоопытные, битые-перебитые жизнью туристы. Ночь была тихая и теплая, немного парило, в темноте совсем близко отзванивал каждый час церковный колокол. Перед тем, как залечь в палатку, на всякий случай приготовили полиэтилен, положив его перед входом.

Разбудил меня Сережа. Дождь споро накрапывал по крыше палатки, капал на лицо сквозь щель входа. Мы тренированно выскочили наружу, накрыли палатку приготовленным листом полиэтилена и юркнули назад в спальники. Шелест дождя из тревожного превратился в баюкающий.

Я проснулся от ощущения, что лежу в воде. Было темно и тихо, дождь почти перестал. Я пощупал рукой вокруг себя - везде была вода. Я сел и стал нащупывать в ногах рюкзачек с документами. Он тоже был мокрый, я попытался устроить его на горку из других вещей. Проснулся Сережа, зажег фонарь. Стало видно, что непромокаемое дно нашей палатки превратилось в большую ванну, заполненную дождевой водой. Промокло все. Мы проснулись поздно, потому что вода была теплая - это все-таки Франция а не Памир. "Ну и что будем делать" - спросил в растерянности прошедший огонь и воду и пик Ленина мой товарищ! Я задумался, ища совета в моем полувековом опыте. Мне было жаль почти новую палатку, хрусткую пропитанную ткань пола. И смех разбирал: два крутых землепроходца, таких многоопытных, умудренных годами и суровыми испытаниями, сидят как распоследние чайники в теплой луже в собственной палатке посреди благословенной Богом Франции, причем дождь-то уже кончается, и наша палатка - единственное мокрое место во всей округе. "Ну что делать, надо проткнуть пол, чтобы вода ушла!" Я думал, Сережа не захочет делать дырки, жалко пол, но он достал свой замечательный тяжелый нож и стал с хрустом протыкать ткань в тех местах, где было глубже. И действительно, озеро наше стало понемногу мелеть, остались отдельные лужи под вещами, да туман в воздухе от наших тел. Дождь перестал совсем, было тихо и сыро. Я натянул свою дареную куртку из Поляртека, которая якобы и мокрая греет, и полез назад в мокрый спальник. У Сережи куртки не было (по моему совету он не взял теплых вещей и не жалел), он погасил фонарь и залез в спальник в майке.

Остаток ночи прошел спокойно. К утру немного похолодало. Меня слегка мучила совесть, что я в тепле, а товарищ мой в одной рубашке, я временами просыпался, приоткрывал глаз, но Сережу видимо холод не мучил, он спал спокойно.

Объяснение ночного конфуза было проще простого. Мы нарушили самые элементарные правила - расплата была очевидной. Положили полиэтилен прямо на крышу палатки тем самым обеспечив себе как минимум конденсат внутри палатки. К тому же пленка по размерам была меньше крыши, так что вода с нее стекала выше шва стенки с полом, то есть вся вода, собранная с крыши, стекала внутрь, на непромокаемый пол с высокими закраинами. Мы сами устроили конструкцию, которая ничего другого просто не могла нам предложить! Мы нарушили еще одно святое правило - не проверили наше снаряжение перед походом. Спасибо, что наказание за это было таким вот скорее комичным, нежели суровым.

Встали, разумеется, поздно, слегка помятые. Ярко светило солнце, но вчерашнего зноя не было и в помине, дул свежий южный ветер. Поле было грязновато после ночного дождя, но палатку разложить на просушку было больше негде. Промокло у нас все, даже деньги в бумажнике. Сухими остались только специально упакованные документы. Пришили к злополучному тенту крупными стежками полосу полиэтилена, припасенную мной для того, чтобы накрывать багажник от дождя. В таком виде, если не бросать его на крышу, а растянуть на продольной веревке, должен, вроде этот новый тент прикрывать всю нашу палатку. Время показало, что так оно и есть.

Сушились до обеда. Выехали на дорогу только в два часа дня. Перед выездом как всегда сверились еще раз с картой, засекли время и пройденный путь. Если верить Сережиному бортовому компьютеру, за два первых дня на маршруте мы проехали всего 115 км, причем чистое время езды семь часов тринадцать минут. Сережа разочарован. Очень это интересно и поучительно все таки иметь в дополнение к своему человеческому восприятию еще и независимый, "железный" взгляд на вещи. Я хорошо помню, как долго и мучительно мы ехали по Парижу с раннего утра и до заката солнца, каким спокойным и рабочим был второй день, и что же получается! Если за предыдущий полноценный маршрутный день мы крутили педали хотя бы пять часов, то за весь день в Париже мы были в седле всего два часа?! Ну может быть четыре с половиной и два с половиной, но никак не больше. Да и по километрам так получается, не так уж и велик Париж: от Шарля Де Голля до Орли по прямой чуть больше тридцати километров, два часа езды на велосипеде. Ему, электронно-железному не понять, где ж это мы столько упирались целый день. Это из области эмоций. Маловата и средняя скорость, но это понятно - по городу сильно не разгонишься, а за городом ехали при встречном ветре.

Вот и в третий день маршрута дул сильный ровный южный ветер. И мы ехали почти точно на юг. Яхтсмены называют этот курс "левентик", или с более определенной эмоциональной окрашенностью - "мордотык". На велосипеде, как и на яхте, очень сильно зависишь от ветра, особенно так вот на открытом месте и на хорошей дороге. При таком ветре в спину можно было бы работать одними тормозами, а тут жмешь и жмешь на неподатливые педали даже на спусках. А места вокруг наши - республика Татарстан: просторные холмы под пшеничными полями, из низин выглядывают лесные опушки, в стороне поселок с силосными башнями и сельскохозяйственными постройками, трава на обочине с цветочками, кучевые облака "цепью жемчужною" - все как у нас, стоило так далеко лететь! Сели отдохнуть у обочины, прямо на траву, спиной к ветру, сжевали дежурные сникерсы, сделали по снимку, я - для Сережи, он - для меня, и опять вперед. День получился коротким, спокойным, но тяжелым физически. Утешали только указатели, все обещали, что до Орлеана осталось не много, все меньше и меньше. Первое обещание появилось километров за сорок и потом все чаще. Удивительно, что как-то неравномерно они прибавляют. Иной раз едешь - едешь, ожидаешь, что совсем немного осталось, ан нет, по указателю совсем не продвинулся, а другой раз щедро добавит, как в подарок.

За два дня более-менее сформировался и стиль езды. Сережа на 20 лет младше меня, ему 40, он в хорошей физической форме, хотя его машина хуже моей - не включаются низкие передачи, что-то стучит в заднем колесе - все равно его оптимальный темп выше моего, ему хочется вперед. К тому же ему приятно, когда компьютер показывает высокую среднею скорость. Я не возражаю - несись на здоровье, сколько сил есть, мне понятно его желание - рвануть во всю мочь, но не отрывайся далеко! Я тащусь сзади и про себя без конца мысленно втолковываю своему резвому спутнику , что мне уже не сорок лет, что были когда-то и мы рысаками, но это время давно прошло, что я старый человек, что я устал и не могу ехать против ветра со скоростью тридцать километров в час и т.д. и т. п.

Дорога длинная, ветер как нанятый упирается в грудь, я все ворчу, ругаюсь, жалуюсь самому себе. Сережи и на горизонте не видно. Потом он ждет меня где-нибудь на перекрестке, удивляется - "где это вы так долго пропадали?". Я молчу, пью воду, отдыхаю чуть-чуть и все повторяется не следующем этапе. Если посмотреть на это со стороны, то нельзя сказать, что я так уж сильно тормозил наше движение, мы проезжали в среднем больше ста километров в день и накрутили почти две тысячи километров по стране, которая в любом направлении меньше тысячи. Просто выработался такой стиль, такая форма сосуществования поколений: молодой тянул вперед, старый обеспечивал стабильность. Конечно, меня временами очень раздражала эта ситуация, например, я видел прекрасное место для ночевки или для обеда, а товарищ мой недосягаемо впереди, и мне ничего не остается, как следовать на ним. Бывало, останавливался и упорно ждал, пока он вернется узнать, в чем дело. Ждать приходилось очень долго. Но в общем то я понимал, что я своей медлительностью должен раздражать его еще больше, чем он меня, и что моральный климат а группе - это моя святая обязанность. Да и слишком много хорошего нас объединяло, чтобы ссориться, так что жили мы хорошо - заботливо и дружно.

Но в тот день перед Орлеаном мы проехали всего шестьдесят километров. Правда, если учесть сильный встречный ветер и старт в два часа дня, то, на мой взгляд, это был просто подвиг. На последних километрах поля сменились лесом, но все дорожки вглубь перекрыты шлагбаумами и висят таблички, запрещающие вход, - национальный парк. Однако перед самым городом - топтаный лес, явно используемый для пикников горожан, - прекрасные места для стоянки на ночь. Но Сережа, как всегда, где-то недосягаемо впереди и я устало докручиваю последние сотни метров до окраины, хотя на ночь глядя заезжать в город нам совершенно незачем. Улица начинается прямо от опушки леса, сразу огромным торговым комплексом. Никого нет ни на улице, ни на огромной автостоянке пред супермаркетом. У нас продукты куплены еще днем, но не решена пока ежедневная проблема с водой. Нам нужно шесть литров питьевой воды на ночевку - четыре пластиковые бутылки: две - на вечер, две - на утро. Вечером больше уйдет на чай, утром надо умыться и побриться.

Во Франции в водопроводе вода всегда питьевая, из любого крана можно пить. Если это не так, то непременно будет предупреждающая табличка. Из этой же воды и готовят, кипятят чай. В магазине же воду покупают только в качестве напитка, наряду с соком. Самая дешевая стоит один франк бутылка, обычно же - два-три франка. Очень не хотелось добавлять эти восемь-десять франков к ежедневным пятидесяти франковым расходам. Воду следовало найти даровую, из под крана. Эта проблема вставала заново каждый вечер и универсального решения, к сожалению, не имела. Во всех домах водопровод, и поэтому, за редкими исключениями, никаких колонок или кранов на улице нет. В конце концов мы стали наполнять наши емкости в любое время дня, когда подворачивался удобный случай, но в первые дни еще тянули до вечера - не хотелось везти лишнего такую тяжесть.

И вот окраина Орлеана, ни на улице, ни за оградами особняков - ни души. Я сделал вялую попытку найти поблизости какой-нибудь источник: колонку, кран, местного жителя, поливающего из шланга свой садик - тщетно. Я вымотался до изнеможения за день езды против ветра. У меня нет энергии чтобы что-либо предпринять, и я беспомощно топчусь около велосипедов, делая вид, что обдумываю ситуацию. Между тем время подходит к восьми, сейчас закроют маркет. Сережа идет туда наискосок через пустынную стоянку решительным шагом. Я бормочу вслед что-то насчет узнать о ценах и какие там вообще бывают. Он скоро возвращается тем же путем, неся в обеих руках новенькие бутылки с водой. Я не о чем больше не спрашиваю, рассовываю свою часть по вьюкам и мы поворачиваем из города назад в лес.

И опять Сережа убегает вперед, а я с досадой проезжаю мимо приглянувшихся мне мест и вместо них лезу за Сережей в обход шлагбаума вглубь леса, по нетронутым кустам и травам, остро чувствуя себя нарушителем. Я знаю за собой, что я излишне трусоват в таких ситуациях, слишком уж боюсь нарушить правила. Сережа может быть и прав, но я чувствую себя здесь некомфортно, тревожно. Я все время оправдываюсь внутренне перед хозяевами, которые могут прийти и потребовать объяснений. Мне было бы спокойней на тех растоптанных полянах ближе к городу. Но я молча помогаю ставить палатку, разжигаю примус. Вот он мой самый больной момент - облитая бензином горелка полыхает посреди травы национального парка. Не приводи Бог - пожар, и думать не хочется, что будет. Но примус горит недолго. Закипают рожки, закипает чай. В лесу быстро темнеет. Пора за ужин.

Сегодня у нас для разнообразия розовое вино. Вообще-то я не любитель розового - ни то, ни се, ни белое, ни красное. Во Франции, несомненно, очень хороши столовые красные вина. Французские белые, на мой взгляд, не выдерживают сравнения с рейнскими или, скажем, венгерскими. Но к этому вечеру специально было куплено розовое - на пробу и оно показалось нам тоже заслуживающим похвалы. Тихая теплая ночь - ни комаров, ни вечерней сырости. Рядом в темноте палатка с расстеленным спальником, а завтра с утра - легендарный Орлеан, и дальше - желанная дорога вдоль Луары, дорога к другу, та самая дорога без конца.





http://old.kpfu.ru
Дополнительные сведения :
Книга Е.И.Филатова "На велосипеде по Европе". Казань, ЗАО "Новое знание", 2003.
Автор - старый турист, побывавший во многих местах Советского Союза, на склоне лет собрался посмотреть Западную Европу, выбрав для этого не самый обычный способ - самостоятельную поездку по странам на велосипеде.
В четырех путевых очерках изложены впечатления настоящего советского человека от личного знакомства с новой реальностью, нехитрые дорожные приключения и разнообразные мысли и сведения, приходившие в ничем незагруженную голову автора в то время, когда ноги его крутили педали, а глаза озирали живописные пейзажи Старого Континента.
В 2004 году вышло второе исправленное и дополненное издание этой книги.
Все, кого заинтересовала эта книга, можете обращаться по E-mail: mailto:Efilatov@ksu.ru


  • А-Я:
Search Olympics Fan Apparel Souvenirs All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*

$12.00
End Date: Thursday Sep-19-2019 11:10:34 PDT
Buy It Now for only: $12.00
|
adidas Badge of Sport Classic Tee Men's

$12.15
End Date: Thursday Aug-29-2019 0:35:39 PDT
Buy It Now for only: $12.15
|
SMAEL Men's Military Sport Wrist Watch Quartz Dual Movement with Analog Digital

$12.00
End Date: Thursday Sep-19-2019 11:10:34 PDT
Buy It Now for only: $12.00
|
adidas Badge of Sport Classic Tee Men's

$12.00
End Date: Thursday Sep-19-2019 11:10:34 PDT
Buy It Now for only: $12.00
|
adidas Badge of Sport Classic Tee Men's

$12.99
End Date: Saturday Aug-31-2019 23:23:15 PDT
Buy It Now for only: $12.99
|
MEGIR Men's Stainless Steel Analog Waterproof Sports Quartz Military Wrist Watch

$12.15
End Date: Thursday Aug-29-2019 0:35:39 PDT
Buy It Now for only: $12.15
|
SMAEL Men's Military Sport Wrist Watch Quartz Dual Movement with Analog Digital

$12.15
End Date: Thursday Aug-29-2019 0:35:39 PDT
Buy It Now for only: $12.15
|
SMAEL Men's Military Sport Wrist Watch Quartz Dual Movement with Analog Digital

$10.44
End Date: Wednesday Aug-21-2019 18:32:36 PDT
Buy It Now for only: $10.44
|
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
2007 Copyright © SportCanals.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Спортивные соревнования и мероприятия. Экстремальные виды спорта. Интересные рекорды мира. Соперничество за достижение превосходства. Лучшее результаты. Свежие новости российского и мирового спорта.
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Rambler's Top100 Яндекс цитирования